Двадцатый век в истории России стал одним из самых сложных: революции, войны, разруха и становление, открытия и рекорды, расцвет и упадок. Но именно в этот отрезок времени наша страна подарила миру целую плеяду великих ученых, военачальников, деятелей искусств, изобретателей, покорителей космоса и спортсменов. В этом списке знаменитостей, составляющих наше национальное достояние, есть и фамилия Колесников.

Парадоксально, но о Леониде Алексеевиче Колесникове, отечественном селекционере, создавшем сотни сортов сирени, сегодня больше знают за рубежом, чем в нашей стране.  До него садоводы мира выращивали сирень персидскую, венгерскую, китайскую, французскую и бог еще знает какую, а благодаря таланту и трудолюбию Колесникова они узнали, что такое «Русская сирень», затмившая красотой многие элитные сорта зарубежной селекции.

Родительский дом – начало начал

Сегодня мы можем только предполагать,  что послужило источником любви Леонида Колесникова к этому растению. Известно лишь, что его отец, крупный предприниматель и почетный гражданин Москвы, Алексей Семенович Колесников в честь рождения сына в 1893 году высадил возле дома пихту и сирень «Мишель Бюхнер» - редчайший в те времена сорт коллекции Лемуана. Возможно именно это деревце, чьим весенним цветением любовался подрастающий Леня, вдохновило его в последствие на дело всей жизни.

До революции семья Колесниковых владела большим домом на Кузнецком Мосту в Москве, усадьбой в селе Всехсвятское недалеко от города, квартирой в Санкт-Петербурге и имением под Ялтой. Новая власть отобрала у семьи почти всю недвижимость, оставив только дом в Подмосковье и пять соток земли.

К тому времени Леонид Алексеевич успел окончить реальное училище, поступить на экономическое отделение Московского коммерческого института, откуда ушел по призыву в царскую армию. Довелось Колесникову воевать и на фронтах Первой мировой войны. Тогда же он освоил шоферскую профессию.

С миру по саженцу

После смены власти молодой военный не оставил службу: опытные шоферы были крайне востребованы в Красной армии. В годы Гражданской войны Колесников на своем грузовике доставлял боеприпасы на передовую, а заодно спасал уцелевшие сиреневые кусты из разоренных дворянских усадеб, бережно выкапывал молодую поросль и перевозил саженцы во Всехсвятское.  Собирая свою коллекцию по крохам, Леонид Алексеевич старался идентифицировать сорта по справочникам и садоводческим каталогам, которые ему удавалось добыть. К 1923 году в его небольшом саду и в окрестностях села росло уже более ста сортов сирени, большинство из которых были выведены во французском питомнике «Виктор Лемуан и сын».

Страсть к коллекционированию переросла в стремление узнать о сирени как можно больше и к первым экспериментам по скрещиванию разных сортов. Колесников мечтал создать «Сиреневый рай» по всей молодой советской стране. Основываясь лишь на поверхностных знаниях и собственной интуиции, ему удалось получить два своих первых гибрида с устойчивой наследственностью. Эти сорта он назвал «Пионер» и «Джамбул».

Любовь, разлука и первая награда

После войны Колесников несколько лет проработал шофером в ЧК, где познакомился с очаровательной и глубоко образованной женщиной, Олимпиадой Якиманской.  Молодые люди поженились, и Олимпиада Николаевна стала для Леонида Алексеевича настоящей соратницей, разделив с мужем его увлечение. Позднее селекционер назвал один из своих лучших сортов в честь жены - «Олимпиада Колесникова». Это была сирень с крупными соцветиями нежнейшего лилово-розового оттенка.

В 1933 году Леонид Колесников получил должность начальника Первой автоколонны столицы, но даже при такой ответственной работе он находил время для ухода за садом и изучения трудов Мичурина и Тимирязева, с которыми его познакомила Мария Нагибина, сотрудница Московского университета.  В эти годы Колесникову удалось вывести еще несколько новых сортов.

А в 1939-ом его снова призвали в армию: началась Вторая Мировая война. Пока муж воевал на финских рубежах, Олимпиада Николаевна на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке в 1940 году представила сорта сирени Колесникова и вернулась домой с Почетной грамотой выставочного комитета. Это было первое официальное признание общественностью достижений селекционера-самоучки.

Возрождение из пепла

Сад во Всехсвятском, вошедшем к тому времени в границы Москвы, стал одним из красивейших уголков столицы. Но война не обошла его стороной: во время бомбардировок в 41-ом несколько снарядов разорвались прямо среди беззащитных растений, уничтожив и покалечив десятки кустов и перечеркнув годы кропотливых трудов Колесникова. Этот налет, взрывы возле самого дома, вывороченные с корнями и превратившиеся в груду поломанных веток сирени потрясли Олимпиаду Николаевну и подорвали ее психическое здоровье…

В декабре 1942 года Леонид Алексеевич был тяжело ранен, и после госпиталя его направили служить в Москву. Вернувшись домой, он полностью посвятил себя заботе о жене и восстановлению сада. К сожалению, многие из его сортов погибли безвозвратно, но эти потери лишь укрепили желание селекционера продолжить свою работу. После войны его коллекцию пополнили десятки сортов, многие из которых получили названия в честь советских героев: «Маршал Жуков», «Зоя Космодемьянская», «Алексей Маресьев», «Маршал Василевкий», «Молодогвардейцы», «Генерал Ватутин» и другие…

На пике славы

В 1952 году Колесников получил одну из высших государственных наград, Сталинскую премию, «за выведение большого числа новых сортов сирени». Это был единственный в истории СССР случай, когда столь высокой награды удостоился цветовод-энтузиаст. Сиренями Колесникова стали украшать улицы, скверы и парки Москвы. Сорт «Галина Уланова» и поныне растет в Тайницком саду Кремля.

О «Русской сирени» узнали и в других странах. Колесниковские сорта буквально ошеломили садоводов Голландии и Бельгии! Зарубежные специалисты были поражены не только красотой и разнообразием сортов, но и самим фактом их появления. Ведь Колесников, не имея никакой научной базы, лабораторий, штата сотрудников, в изоляции от мирового сообщества селекционеров, практически в одиночку сумел создать более трехсот сортов, многие из которых были признаны эталонными! А знаменитая «Красавица Москвы», выведенная в 1947 году к празднованию 800-летия столицы,  до сих пор остается шедевром селекционной работы.

Международное признание повлияло на дальнейшую деятельность селекционера. В 1954 году его назначают техническим руководителем Опытно-показательного селекционного питомника, организованного в Калошине, расположенном неподалеку от Москвы.

Сиреневые слезы

А над садом во Всехвятском, ставшем к тому времени частью района Сокол, вскоре нависла угроза: быстро растущие дома-новостройки плотным кольцом окружили старинную усадьбу, и  Леонид Алексеевич организовал срочный «переезд» своих сиреней в Калошино. К сожалению, тысячи сортовых кустов не перенесли пересадки и погибли.

Незавидная судьба ждала и многие сирени из нового питомника. Сад в Калошине не охранялся, вандалы совершали варварские набеги на плантации. Редчайшую желтую сирень буквально вырвали с корнями, а чуть позже бесследно исчез и сорт с ярко-красными цветами, который даже не успел получить названия.

Со всех сторон к питомнику стали подступать измайловские новостройки. Строители на тяжелых бульдозерах сокращали путь прямо по территории сада, и колесниковские «питомцы» безмолвно умирали под железными гусеницами. «Сердце Данко», «Василиса Прекрасная», «Обманщица», «Ветка мира», «Мелодии Шостаковича», «Снежинка» и еще многие-многие сорта с уникальными декоративными характеристиками, удивительными расцветками и размерами соцветий остались навсегда погребенными в грязи стройплощадок.

Все попытки селекционера остановить уничтожение сиреней, бесчисленные жалобы в различные инстанции привели лишь к тому, что «надоедливого» Колесникова отправили на пенсию. Все, что осталось от питомника, передали в ведение Первомайского совхоза декоративных культур, а позднее он был преобразован в некий «объект озеленения общего пользования».  О том, что когда-то здесь разводились уникальные сорта сирени, напоминает лишь Сиреневый бульвар, где сохранилось несколько сортовых кустарников.

Леонид Алексеевич, возраст которого перевалил за 70, так и не оправился от потрясений. Гибель сотен элитных сортов,  варварское уничтожение дела всей его жизни сокрушили пожилого человека. Он скончался в 1968 году от инфаркта…

«Я знаю: саду цвесть!»

Но, не смотря ни на что, забытым Леонид Колесников не остался. Во многом благодаря Международному обществу сирени, посмертно наградившему советского селекционера «Золотой ветвью сирени», о нем вновь заговорили.  На месте почти полностью уничтоженного питомника был разбит сиреневый сад, за которым сегодня, к сожалению, почти не ухаживают. Сорта селекции Колесникова стало модно презентовать главам зарубежных стран. Его сирени растут в королевских садах Великобритании, Канады, США и составляют коллекции ботанических садов во многих странах мира.

Сегодня интерес к сирени переживает очередную волну популярности. И хотя из сотен сортов Леонида Колесникова удалось сохранить только порядка пятидесяти, отечественные селекционеры не прекращают работу над воссозданием утраченных сортов. В 2016 году москвичи впервые за многие десятилетия смогли вновь любоваться цветением сиреней «Маршал Конев» и «Алексей Маресьев». А значит, есть надежда, что со временем удастся восстановить и другие колесниковские сорта.

Поделиться